АНАЛИТИКА

В США предлагают построить полицейское государство, чтобы победить Китай

В конце апреля мы говорили о том, что для выживания Соединенных Штатов как большой и сильной державы стране придется стать Китаем. То есть мощным национальным государством, а не надрывающейся гипердержавой с претензиями на владение (во всех смыслах) миром.

Один из источников силы Китая, как известно, в том, что он не пытается повторить провальный американский опыт, то есть не претендует на то, чтобы переделывать весь мир под себя, не навязывает своих стандартов — вот и США должны так поступать, пишет колумнист РИА Новости Дмитрий Косырев.

В том материале цитировался Патрик Бьюкенен, американский консерватор, который призывает страну сосредоточиться на американских делах и быть «землей обетованной» лишь для тех, кому таковая нужна.

Но в сегодняшних США на каждого консерватора найдется свой суперконсерватор. И вот мы читаем вроде бы то же самое: как Америке стать… Китаем — хотя вообще-то разговор идет о том, как ей с этой страной, по сути, воевать.

Пришло время фундаментально изменить отношения с Китаем, пишет автор, — и тут уже не сработает методика старой доброй холодной войны с СССР и его союзниками. Все серьезнее. Это будет ожесточенная борьба. С противником, бросающим такой вызов, который СССР и не снился, — одновременно в области стратегической безопасности и экономического выживания Америки.

Так что же нужно для победы? Восстановление общей для всех американцев идеи, чувство единства целей, то есть патриотизм должен стать центром нашей политической культуры. Никакого больше полярного разделения нашего общества, никакого расползания его по коммерческим приоритетам и групповым интересам.

Далее, поскольку китайские интересы пронизали все американское общество, надо закрыть учреждения Пекина на земле США — и особенно не давать врагу скупать наши компании, ослабленные карантинами и самоизоляциями.

Еще надо создать мощный пропагандистский механизм, работающий на китайское общество, чтобы дать ему «альтернативный источник информации», для чего — дословно — стряхнуть пыль с уроков холодной войны и приспособить их под реалии сегодняшнего инфопространства.

Здесь пора задать вопрос: а насколько адекватен автор? Для сегодняшней Америки он как минимум типичен. Речь об Эндрю Миште, декане колледжа по исследованиям международных дел и безопасности Центра Джорджа Маршалла. Публикация, о которой речь, — в журнале American Interest, вполне вменяемом. В целом перед нами позиция, не сильно отличающаяся от ястребиного подхода госсекретаря Майкла Помпео, например.

Но продолжим разговор о том, как Эндрю Мишта предлагает изменить Америку. Еще, говорит он американцам, «надо внимательно посмотреть, как нынешние наши информационные монополии угрожают нашей же национальной безопасности». В созданных американцами соцсетях в каждый данный момент сидит 3,5 миллиарда из 7,8 миллиарда жителей Земли, и вот там-то правительство США и обязано вести информационные операции против врага. То есть мало вернуть в Америку производственные цепочки, разбросанные сейчас по всему миру, — надо сделать то же с цепочками информационными. Мобилизовать их, если попросту.

И это не все. Речь о некоей национализации бизнеса — любого, а не только в информационной сфере: «ни у какого бизнесмена нет права определять интересы национальной безопасности», так же как «нельзя, чтобы врачи управляли национальной экономикой во время пандемии».

Интересная Америка получается — и образ ведь нам знакомый. Это же Китай. Только не реально существующий Китай, а тот страшненький и неправдоподобный конструкт, который выстраивает американская политическая мысль уже лет примерно пять.

Хотя почему только американская… Есть такой персонаж — лорд Пэттен, никак не маргинал, в какой-то момент претендовал на пост премьер-министра Великобритании. Прославился тем, что был последним губернатором британского Гонконга, передав его Китаю в 1997 году. И что говорит сегодня Крис Пэттен в Daily Mail? Хватит и заголовка: «Мерзкий, лживый, запугивающий всех коммунистический режим Китая должен предстать перед мировым судом за эпидемию коронавируса».

Возвращаясь к американскому рецепту противостояния Китаю, тут ясно одно: изображаемое там полицейское, мерзкое, ощетинившееся и отмобилизованное государство под названием США попросту нежизнеспособно. На поддержание его конфронтации с Китаем и кем угодно еще попросту не хватит денег. И потому, что страна в долгах, и потому, что (даже если не было бы долгов) бизнес, которому предписывают невыгодные решения по разрыву глобальных цепочек и который облагают налогом на борьбу с врагами, долго не протянет. И так же не протянут союзники США, если даже их поначалу принудить к солидарности. Не говоря о факте раздела американского общества минимум на две противоположные идеологии и два стиля жизни. Куда же ее девать, эту непатриотичную половину страны?

Соответственно, воображаемый кошмарный, тоталитарный Китай, который придумали себе личности типа Пэттена или Мишты, в реальной жизни тоже бы долго не выдержал — по тем же примерно причинам. И тут возникает вопрос — ну, хорошо, образ Китая, виноватого во всем, но особенно в уничтожении американской экономики методом принуждения ее к карантинам и изоляциям, нужен для мобилизации избирателей в ноябре, желательно чтобы снова выбрать Дональда Трампа. Но дальше-то что?

А это тот самый вопрос, от которого зависит вся схема международной политики в обозримый период. Проблема в том, кто усилится в «мире после вируса», кто этого усилившегося поддержит. Модели тут выстраиваются самые разные. Вплоть до такой: геополитическое соревнование двух первых держав мира приведет к тому, что в упадок придут обе. И тогда — анархия…

REUTERS / Leah MillisНазад в будущее: космическое эго Трампа пойдет на благо человечеству

Когда в Ухане началась эпидемия, из Вашингтона слышны были звуки открываемых бутылок шампанского: конкурент придет в себя не скоро. Когда вирус двинулся в западном направлении, началось отчаяние: ведь теперь Китай оживает первым и занимает стратегические позиции. Пока что мы наблюдаем финальные судороги этой стадии отчаяния.

А дальше — ну, по крайней мере, никакой мыслитель в Китае не говорит, что стране надо стать Америкой, чтобы победить. И это наводит на мысли, что у Китая шансов больше.

Источник

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»
Закрыть
Закрыть