МНЕНИЕ

Депортация военного пенсионера: нарушили ли власти Латвии договор с Россией?

Депортация Владимира Норвинда противоречит духу соглашения о соцзащите проживающих на территории Латвии российских военных пенсионеров, а также, возможно, и положениям Европейской конвенции по правам человека

Министерство иностранных дел Латвии выступило с заявлением по поводу депортированного из страны российского гражданина, военного пенсионера Владимира Норвинда. МИД утверждает, что депортация Норвинда не противоречит заключенному в 1994 году соглашению между правительствами России и Латвии о социальной защите проживающих на территории Латвии российских военных пенсионеров и членов их семей.

В статье 2 соглашения сказано, что эти лица «сохраняют право беспрепятственно проживать на территории Латвийской Республики, если они этого пожелают». Однако, по мнению МИД, на Норвинда это право не распространяется. Потому что Норвинд, по имеющейся у министерства информации, прибыл в Латвию в 1994 году, а соглашение распространяется лишь на тех, кто постоянно проживал в Латвии на 28 января 1992 года.

Российских граждан предупредили

Коротко напомню о том, что произошло с Владимиром Норвиндом на прошлой неделе. Восьмого октября он получил решение МВД о запрете на въезд в Латвию. Почему такая странная формулировка — «запрет на въезд», если Норвинд жил в Латвии? Дело в том, что для того, чтобы лишить человека постоянного вида на жительство, нужны правовые основания. Одним из таких оснований является именно запрет на въезд в страну.

Опираясь на мнение «компетентных органов», которые сочли пребывание Норвинда в Латвии угрозой национальной безопасности, МВД запретило ему въезд в страну. А уже основываясь на этом решении, Управление по делам гражданства и миграции аннулировало постоянный вид на жительство.

Таким образом, все базируется на мнении Службы госбезопасности, а она, конечно, никаких подробностей раскрывать не будет.

Девятого октября Норвинд был задержан полицией и доставлен в Центр для нелегальных иммигрантов в Муцениеках. Там с ним произошел сердечный приступ, и его перевезли в больницу Страдыня. Десятого октября пограничники доставили его на латвийско-российскую границу. Сейчас Владимир Норвинд находится в России.

Невозможно поверить, что пенсионер Норвинд или возглавляемое им Общелатвийское общество ветеранов представляли угрозу для безопасности государства. Решение о его депортации — это, скорее, послание, предупреждение всем российским гражданам, проживающим в Латвии (их примерно 50 тысяч, более 2,5% населения): вам здесь не рады. Но если уж живете здесь, то сидите тихо и не смейте заниматься пророссийской деятельностью. То есть такой деятельностью, которую власти Латвии считают пророссийской.

Буква и дух закона

Но вернемся к заявлению латвийского МИД. Собранная мной информация противоречит той, что имеется в распоряжении министерства.

Владимир Норвинд прибыл в Латвию не в 1994, а в 1975 году. В 1986 году получил латвийскую прописку. В 1993 году он был внесен в регистр жителей Латвии. В 1997 году получил паспорт негражданина ЛР. В 2012 году отказался от статуса негражданина, стал гражданином России.

Из этого перечня дат, по-моему, однозначно следует, что в 1992 году Норвинд по факту являлся постоянным жителем Латвии. Иначе на каком основании он впоследствии получил паспорт негражданина? Такой паспорт давали тем, кто жил в Латвии в советское время. Въехавшие позже оставались иностранцами.

Да, есть неувязка: в регистр жителей ЛР Норвинд был внесен в 1993 году. Но это, скорее всего, какая-то бюрократическая проблема, таких проблем в те годы хватало с избытком. Регистр жителей начал работать в апреле 1992 года, да и то — не во всех районах Латвии. А вносить информацию в компьютерную систему сотрудники регистра начали лишь в конце 1992 года. Так что нет ничего удивительного в том, что данные Норвинда попали в регистр в 1993 году.

Но, допустим, что формально МИД прав: на 28 января 1992 года Владимир Норвинд среди постоянных жителей Латвии не числился, и его имени нет в утвержденном тогда списке российских военных пенсионеров. Ну и что? Как говорят юристы, есть буква закона и есть дух закона.

Смысл (дух) межправительственного соглашения 1994 года состоит в том, чтобы гарантировать права военных пенсионеров, в том числе на выбор места жительства, а не в том, чтобы кого-то отсеять. И именно этим смыслом надо руководствоваться сегодня, если возникает нестандартная, спорная ситуация.

Поэтому, на мой взгляд, соглашение между Россией и Латвией на Владимира Норвинда распространяется. И его депортация является нарушением этого соглашения.

Можно добиваться отмены депортации

Депортировав Норвинда, латвийские власти нарушили не только межправительственное соглашение, но, возможно, и Европейскую конвенцию по правам человека. Жена Владимира Норвинда — гражданка Латвии. Таким образом, произошло принудительное разлучение членов семьи.

В 2018 году суд Евросоюза в Люксембурге принял решение, согласно которому лица, не обладающие паспортом страны ЕС, но имеющие семейные связи с ее гражданином, могут требовать отмены своей депортации из ЕС. Это как раз случай Норвинда.

Поэтому надо обращаться в ЕСПЧ. Конечно, «могут требовать отмены депортации» — это лишь возможность, а не гарантия положительного исхода. Но шансы восстановить справедливость достаточно велики.

Источник

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»
Закрыть
Закрыть